color

Пенаты


Слова – памятники. Наша терминология отзеркаливает изменения в обществе вследствие войн, кризисов и вечных перемен – единственной неизменной слагаемой нашей жизни. Всего 20 лет жизни в отрыве от естественной среды родного языка научили меня не изумляться от скорости, с которым он инкорпорирует новую терминологию и обороты. С другой стороны, в санскрите почти в каждом предложении попадаются знакомые «славянские» слова.

Наша речь имеет глубокую память. Правда, иногда этимологам приходится изрядно поработать, чтобы вскрыть пласты этой памяти. Слова, в конце концов, всегда определялись относительно концептуальных систем. Смена этих систем и категорий изменяла значение употребляемой ежедневно терминологии. Во второй половине прошлого столетия благодаря «О грамматологии» Дерриды и “Destruktion” Хайдеггера эта тема через стала центральной в философии и подарила нам головную боль практических последствий постмодернизма.

Эта смена значений хорошо иллюстрируется идиоматичными оборотами. То  ли в третьем, то ли в пятом классе советской школы нас учили, что «вернутся к своим пенатам» означает « вернуться домой».  Если во время урока мы не рисовали планы в голове по временной оккупации клубничной грядки соседа или операции по надписи антисоветчины на здании райкома партии – азм грешен есьмъ–  то должны помнить, что Пенаты – домашние боги древних Римлян, «отвечающие» за процветание семейства. От первого патриция до последнего плебея, у каждого в доме хранились их небольшие статуэтки и время от времени в очаг поступали объедки для богов. На тобі Боже, що мені не гоже – говорили в моих родных местах. Но, беря во внимание продолжительную гегемонию латинян и их оправдание любым потрясениям в обществе или военным поражениям гневом богов, Пенаты были скромными небожителями.  Неплохое, в принципе, отличие от наглых интерпретаций запросов от трансцендентного нынешних жрецов в рясах, костюмах да сутанах.

Возможно, эти непритязательные запросы Пенатов исходят от их истоков как опекунов кладовой. Более того, даже своим именем они обязаны этой сердцевине каждого римского дома. Penus  на латыни – кладовая. А что каждый римлянин хранил в кладовой, особенно до перемен около 200 до н. э? Оливковое масло, вино, и, разумеется, вяленое мясо и колбасу. Т.е. «вернуться к своим пенатам»  в нашем контексте означает  просто  «я соскучился за своей колбасой.»

Как дань древнему Риму, предлагаю свою версию колбасы, достойной имени Пенат. Конечно, она не достигает шевченкового « за шмат гнилої ковбаси у вас хоч матір попроси – то отдасте.»  Но если эта сырокопченая колбаса «Пенаты» дожидается меня дома, в командировке не задержусь…Зов чрева суть зов сердца.

Рецептура:

Висока поезія ковбаси...

Як справи, Вашемосьце?
Потихеньку, дякувати Богу. Все чекаю, коли Ви переберетесь на Фейсбук...
Рисунок на срезе красивый! Да, и сама колбаса, точно - манит и зовет )