basic

Пелевин, «Чапаев и Пустота»

По великодушной и убедительной рекомендации karasu_akira и всех досточтимых друзей по ЖЖ, проглотил за три вечера роман. Интереснейший текст. Господину Огареву --  низкий поклон за то, что заставил меня за него взяться.
Все нижеприведенное – реакция, take on на «Чапаев и Пустота» обычного читателя-обывателя, к тому же живущего в отрыве от российских реалий. Рецензии даются литературными критиками; вино оценивают дегустаторы. Однако и литературный текст, и перебродивший виноградный сок в наши дни – продукт. Британский протестантизм и рынок (в их связи по параметрам яйцо-курица) сделали обывателя мерилом всех вещей.
Разумеется, к сожалению,
Но нынешний мировоззренческий modus operandi того, что мы все-еще условно называем Западом, позволяет профанам вроде Вашего Покорного Слуги считать само собой разумеющимся что они вправь оценивать то, к чему их нельзя подпускать на расстояние оружейного выстрела.
Чем мы и займемся.
Мне кажется, что жанр романа утилитарно выбран автором в качестве обвертки размышлениям\идеям\мыслям, представленный чрез шикарнейшие диалоги. «Чапаев и Пустота» -- сборник перворазрядник цитат, соединенных второразрядным текстом. Возможно, я не прав, но полагаю что автор – о котором я ничего не знаю – заполнил текст иронией,  самоиронией, и нотками откровенного стеба. Пелевин играет символами, как привыкший о обилию игрушек ребенок на песочнице. Его сюрреализм и символизм и забавен, и сложен. Мне тяжело судить о том, что представляет из себя среднестатистический русскоязычный читатель; однако, почему-то думается, что ему не так уж просто разобраться в символизме Пелевина и легкости, с которой он им играет. К примеру, в 8ой главе мне, наконец, дошло, что описываемое – Тайная Вечеря и Гефсиманский Сад только на эпизоде с петушиными криками. То же относится к просто шикарнейшей игрой слов и исторического багажа. Упоминаемый в той же 8ой главе «японский джип-амфибия «Харбор Пирл»» чего стоит. Это значит – в тексте осталось немало символов, которых я просто не способен заметить.
Роман, без сомнения, принадлежит эпохе постмодернизма, пик которого – без сомнения – прошел лет 15-6 тому. Но, с моей колокольни, постмодернизм Пелевина – модная обвертка, выбранная для «продвигания» аксиоматичных для автора идей. В этом и заключается слабость текста. Поставленный на пьедестал медиум релятивизма становится релятивным сам по себе. И вчера, и сегодня, и завтра, и паки. Думаю, через какое-то время книгу будут читать как «Идиот» Достоевского – ради монологов и диалогов князя Мышкина. Буддизм, гностицизм и Кастенада в «Чапаев и Пустота» - дань моды и\или авторского frame of references.
Из всего текста я бы выделил две темы. Первая – а)определение России; б) ее цикличного бытия. Вторая – бремя Адама. Сэмюэл Джонсон писал, что стремящийся  сделать себя зверем\животным делает это для того, чтобы избавится от боли being a man\быть человеком. То же относится к всем и вся стремлениям Чела Века приподнятся над мукой осознания того, чем\кем мы есть. К сожелению или счастью, ни «нижний», ни «верхний» подход не срабатывает. А когда и работает на какое-то время, его последствия учат нас с Вами не подражать нашедшим покой в скотском или «просвещенном» состоянии. За shortcut, «срезывание» мучительного пути человека длинной в жизнь платится немалая цена и векселя обязательно находят должников. Быть Человеком – это значит научится жить с мукой раздвоенности, мукой нашего бытия. Каждая страница текста наполнена этой болью и поискам ее снятия. Финал романа  -- духовно-психологическая (если не психиатрическая) фикция. Пелевин, изысканнейше отразив в зеркале «Чапаев и Пустота» экзистенциальную боль читателя, предлагает ему ложную надежду. Греки недаром оставили надежду на дне пандорового ларца : не разберешь, отнести ее к добродетелям или к бедам; от надежды иногда больше вреда, чем пользы. Как не крути, что не представляй,  но от себя не спрятаться в броневике будхисатвы.
Впрочем, в контрасте с превосходнейшим предыдущим текстом романа, его финал слишком прост, легок и предсказуемо непредсказуем. Это дарит мне возможность варианта, что окончание – еще одна ирония Пелевина, играющего со своим читателем. Если я ошибаюсь, мне тяжело представить, насколько мучительно быть Виктором Пелевиным...
 
  • Current Location: United States, Oklahoma, Tulsa
  • Current Music: Mahler - (Bernstein) - Sinfonia 2 - (II - III - IV - V) - Soloists - Choir - OF Nova York - Bernstein Ве
Tags:
Ваша точка зрения интересна. поделюсь своей

Мне долго было скучно. Потом я листал более внимательно, кое-что даже читал подряд.

На мой взгляд он играет с "коллективным бессознательным". Чапаев. в конце-концов самый популярный персонаж анекдотов.
По большому счету книга позволяла сделать пророчество - впереди у нас пустота. Нет ничего за душой.
Только травить байки и разгадывать шарады интересно интеллигентной публике. И вымысел должен быть таков, чтобы из-за него ни в коем случае не хотелось обливаться слезами. В этом смысле - антипушкинская вещь.
Тогда мне сей логический вывод (о пустоте в которую вступаем) казался слишком жестким. Увы, все так и обернулось.
Кстати, Митьки - другой полюс российской культуры. "для души". Белое солнце пустыни объединяет их с Пелевиным.
Re: :-)
важнее - куда этот выход ведет, т.е. выходов очень много.
Иногда я начинаю рассуждать о "вдовствующей реальности" (сиротинствующей) ибо "все ушли во внутреннюю монголию" (на фронт, в интернет, на базу)
А сейчас просто дам ссылку:
http://dudira33.narod.ru/izo/politkovriki/content/82009096_large.html
Лучший русский роман 90-х. Жаль, что после "Чапаева" Виктор Олегович так ничего сопоставимого и не сделал.
А говорить о нём (романе, автор не интересен) можно бесконечно, очень... суггестивный текст.
- (Anonymous)
Если "нужно отвлечься", то уже никак не "сопоставимого". В "ЧиП" ни от чего отвлекаться не надо.
Пришлось гуглить для определения "суггестивности" :-)
Оказалось, это от нашего suggest :-)
А по делу: пелевинское снятие проблемы -- иллюзия. Или я не прав?
Мне так не показалось.
Скорее, это - в чисто буддийской парадигме - напротив, избавление от обоих иллюзорных существований. "Сила ночи, сила дня...", понимаете ли.
что стол, за которым я сейчас сижу -- реален.
Что боксер Жук, заснувший у моих ног -- не фикция мого больного представления.
Что на дворе Июнь 2013 года.
Что для того, чтобы моя душа была исцелена, нужна благодать и длинный путь сомоосознания кем же является тот парень, которого я сегодня видел утром, бреясь.
Какая может быть надежда в России? Вот я надеюсь, что из всей Руси все же спасется Украина. А Московия - Содом.
Почитайте Норму Вл. Сорокина. И Сердца четырех.
Продолжением Нормы идет Опричник и затем Сахарный кремль.

Чернуха страшная - но реализм.
- (Anonymous)
А какое отношение может быть у нормального человека к СССР? Это страна выродков. Страна без будущего. Сорокин - лучший писатель о СССР. Он совершенно обьективно описывает жизнь. Отвратительно, так, как она есть. Моя жена не может на книги Сорокина даже смотреть.

Вот действительно анти-русская книга, это "Clockwork Orange". В ней отбросы общества говорят на языке, в котором слова почти все русские, но связаны английской грамматикой. Впечатление жуткое.
"День Опричника" читал. Впечатлило.
"Сахарный Кремль" до конца не осилил. После "Опричника" - скучновато.
А чернуха -- с моей колокольни, разумеется -- не самое страшное. Вернее, что в ней страшного? Сорокинские половые акты -- аллегория на реалии мира, который он видит из своего окна. Или я не прав?
Как известно, в Библии эпизоды есть похлеще Сорокинских. К примеру, Судей 19 гл и прочая.
- (Anonymous)
Это, кстати, очень интересно.
Мне нужно подумать.
Блевотина. Я понимаю, что вам чем больше мерзостей про Россию, тем слаще, но края-то видьте.
Мальчик, не про Россию, а про Империю зла, СССР.

СССР уничтожил все хорошее, что было в России. Вытоптал человеческую, христианскую мораль. Безвозвратно превратил Россию в бесплодную пустыню.

Убитого Бога не возвратить. Вот у нас сейчас позакрывались многие количества церквей: нет прихожан. По соседству православные югославы купили у католиков великолепнейший собор всего за $800,000! Десятки церкей преобразованы в школы и др, общественные заведения.

Но мораль христианская осталась. Бог остался в душах людей.

А в России "возрождают" монстра-симулякра РПЦ/мп/. Ничего, кроме сатанизма из этого не выйдет. Это тупик.

И эти вашу мораль описывает Сорокин.

Edited at 2013-06-01 04:49 pm (UTC)
Во-первых, не хамите, молодой человек.
Во-вторых, терпеть не могу советскую власть - но таких как вы, власовцев, не люблю гораздо больше.
Ваше мнение и о России, и о русском православии, меня не интересует ни на иоту - слишком много в нём лжи. Да, собственно, всё - ложь. А отец лжи, выходит, ваш папа - так что не вам о сатанизме рассуждать, от каждого вашего слова дерьмом и серой разит.
- (Anonymous)
А Вы увязываете "Норму"-"Опричника"-"Сахарный Кремль" в трилогию? Многие не заметили связи.
- (Anonymous)
Диетического ...
Сейчас так не пишут.

"Сахарный Кремль" это "Норма" с извращением: каждому ребенку вместо Рождества, на Новый Год Вождь Народа выдает типа конфетку. А "Опричник" стоит связкой между ними.

"Роман" не читал. Спасибо за наводку, почитаю.