Category: литература

color

Ферраро-Флорентский Собор и Уния

1) Моя работа по Флоренскому Собору и причинах относительного краха его Унии.
На английском...
2)
Для кулинарных рецептов создалась новая площадка.
Пока я перебрасываю свои старые записанные в ЖЖ и Фейсбуке рецепты туда и публикую новые, но если все пойдет как должно, ЖЖ вести не будет смысла…На сайте есть опция подписки на всем мои посты.
У кого есть интерес следить за моими кустарными попытками вяления – добро пожаловать на вышеуказанный сайт. По всему остальному – я на Фейсбуке под своим именем. Буду более чем рад Вас там видеть.
color

Харпер Ли

Дочитал вышедший на той неделе "Пойди, Поставь Сторожа" , приквел\начальный вариант "Убить Пересмешника."
Тут у нас ее упорно критикуют...
А мне новелла подошла...даже очень.
Она -- намного больше, чем о расовых проблемах Юга.
Вечные темы "отцы\дети", острое перо Харпер Ли, прекрасный хаос эпизодов.
Надеюсь, ее переведут скоро на русский.
Кто может -- читайте в оригинале.
color

(no subject)

Добрался до Довлатова.
Так уж вышло, что кроме нескольких зарисовок в 90ых никогда не толком не читал. Года 4 тому -- звонок на служебный мобильный. Русская дама распродает библиотеку. Мы где-то на рубеже тысячелетия сталкивались несколько раз. Жизнь в Штатах у нее не сложилась, хоть тут она была с начала 90ых. Муж -- из местных -- оказался игроком. Измотал состояние в казино. Решила улетать в Россию.
Книги продавала недешево. Было, правда первое издание "Книги о Вкусной и Здоровой Пищи", которую я, идиот, посоветовал ей не продавать. Сам забрал собрания сочинений Шолохова да Довлатова. К последнему и добрался с сегодняшнего утра. Проглотил "Зону" и "Компромисс." Плюс -- не хуже Давлатовской прозы написанное предисловие Арьева.
Вообще, хорошо что очень много из must read мне приходится читать уже сейчас, за 6 месяцев до 40ка. К Маркесу, к примеру, я добрался только лет 10 тому. Раньше бы не понял и не оценил...
А Довлатов хорош. Слог хеменгуэевский; нашпигован фразами, достойными стать классикой. Плюс -- столь родной мне экзистенциализм; больше -- Сартр, чем Бубер. А вообще -- русская версия Камю в ленивом, самоироничном, приземленно-реалистичном варианте.
Будем читать..

color

Поэзия Долга

Из свежего «Харперс» о том, что не все покупаются:
Племя Форт Юма Квечан,  ищущее $250 тысяч на строительство парка, отказалость от "чистого" чека от Дэна Снайдера, владельца Washington Redskins.

color

(no subject)

В мартовском номере Harper’s – перевод  вероятно последнего из неопубликованных рассказов Набокова, "The Man Stopped." Перевод из тех, что «гонят» к любопытному – как же оно в оригинале? Пробовал гуглить оригинал на русском – не нашел. Набоков явно написал рассказ на быструю руку, на псевдонародном, лубочном лингво фарса советских писак средины 20ых.
«Бывший» перебрался через границу, чтобы взглянуть на свою  усадьбу. Все заканчивается буквальным отряхиванием праха от сопог и возвращению в сторону Польской границы.
Презрение к российским\совковым «низам» , черни у Набокова сродни наверно только Бунину. Деревенский мрак, грязь, спесь голоты, то покорный, то бунтующее звериное начало – оно там и осталось с их времени.
Правда, у господ было немало свой гнили.
И разбери Господи, от чьей вони тогда было больше...
  • Current Music
    Faure.Requiem.Stravinsky.Symphony.of.Psalms.Celibidache.Munchner.Philharmoniker.1984
  • Tags
    ,
color

Колбасное

Отдельным постом выражаю признательность – с низким поклоном – досточтимому kogepan08 за столь немалую благосклонность.

Ссылка на «гостовский» «Справочник Технолога Колбасного Производства» 1993 г.и. превзошла мои ожидания. Это без преувеличений...

Пожалуй, впервые в жизни я нашел что-то положительное в плановой экономике...

В Штатах с децентрализацией производства федеральные стандарты по производству колбасных минимальные по сравнению с ГОСТом. Весь документ можно прочесть за пол-часа.   К тому же они вечно отстают от «действительности.» Регулирование в отдано к местным «органам,» устанавливающим правила. Так как у нас сейчас «взрыв» возвращения к вяленым продуктам с чаркутерией, масса ребят жалуются на плохую (или вообще ее отсутствие) осведомленность инспекторов. Плюс Штатовские стандарты пищевой безопасности намного туже европейских, что создает проблемы для вяленых продуктов. Плюс, в отличие от Евросоюза, урегулируется только безопасность продукта. С названиями воюют суды.  Т. е. в Штатах в супермаркетах продают «калабрийскую» салями, произведенную в Калифорнии и прочая.

Учебники, используемые в учеб.заведениях, не идут в сравнение с «совковым» вариантом по деталях и количеству информации.  Но богатство экспериментов, открывшийся поток книг от шефов,  обмен опытом – благодарность Святым за несколько саморегулируемых групп в Фейсбуке – и «всеведущая рука рынка» дают результат.

Забавно в очередной раз смотреть на мир с учетом плюсов и минусов «совка» и «загнивающего запада» чрез «колбасную» призму.

Разумеется, главный плюс для глубокоуважаемых читателей моих колбасных подвигов в том, что эта книга попала в мои руки – Ваше мученичество в попытках понять, что стоит за очередным термином,  произведеными из коверкания англо на русский лад...идет к концу. Правда, для меня дело долга -- продолжать издеватся на великим и могучим  русским языком. Как известно, американцам украинского происхождения (это как  сатанист, к тому же приходящийся внучатым племянником біснуватого Адольфа) это полагается вместо завтрака.


color

Дмитрий Быков // "Новая газета", №88, 11 августа 2014 года

Originally posted by jewsejka at Дмитрий Быков // "Новая газета", №88, 11 августа 2014 года
.


ПОКАЯННОЕ

Я ничего не смог остановить. Все были в курсе, все учились в школе. Оно, конечно, как ни вьется нить, а быть концу, — но хоть замедлить, что ли… В стремительно глупеющей стране, который год плетущейся по кромке, никто бы не прислушался ко мне — витии, знаешь, были и погромче, — история всегда кругом права, но в море этой глупости и злобы я мог найти какие-то слова. Но не нашел. И все пошло, как шло бы без нашего участия. Увы, история и не таких ломала. Тут мало сердца, мало головы, и от души, похоже, толку мало.

Я ничего не смог остановить. Увы, я не ахти какая птица. Теперь мне больше нечего ловить — осталось вместе с вами расплатиться. Теперь уже на всех один финал, все обручами стянуты стальными, — и если кто-то что-то понимал, он отвечает вместе с остальными. Предчувствие, мне душу леденя, могло бы мучить более жестоко; не так, увы, травили вы меня, чтоб сделать полноценного пророка, — и вот теперь, мучитель мой родной (вас было сто, а надо было двести) мы в связке низвергаемся одной. В истории мы тоже будем вместе.

Я ничего не смог остановить. Похоже, это участь всех попыток? Утопий недостаток, может быть, антиутопий, может быть, избыток, — проклятие исполнится сполна. Казалось бы, все ясно, мысли здравы, — но замкнут круг. Написано «война» — грядет война. Написано «расправы» — грядут они. Читаем «произвол» — и нарасхват палаческие роли, хоть каждый по отдельности не зол и эту роль играет поневоле. Настолько ясно видя этот круг, я мог его порвать. Дрезина катит, еще никто не спас ее — а вдруг? У одного, положим, сил не хватит, но можно было как-то рассказать, открыть глаза… Ведь масса — это сила! Пускай ничто б не двинулось назад, — но, может, хоть слегка притормозило? Не вечно же страну карает Бог, гоня ее сквозь митинги и путчи. Я знаю, что никто еще не смог, но лично мне от этого не лучше.

И вот теперь, читая жизнь мою, что движется к старенью понемногу, в Отечестве, стоящем на краю и, кажется, уже занесшем ногу, — я думаю о тщетности трудов, бессилье слов — припомнить их неловко; хоть я от них отречься не готов, но склонен думать, что они — дешевка. Воистину, не стоило труда! Конечно, проку нет и в этом стоне: коль вся страна шагает в никуда, то что мой личный путь на этом фоне? Но как-то жаль, что наше шапито, где правит плохо выкрашенный идол, настолько обесценивает то, в чем я когда-то высший смысл увидел. Все тонет в луже, в плеске дождевом, в истерике, прослушке и войнушке. Все то, зачем мы, в сущности, живем, объявлено не стоящим понюшки. Осталось байки старые травить да с нанятым вруном бессильно спорить.

Я ничего не смог остановить.

Но, кажется, еще могу ускорить.
.
color

(no subject)

Дочитал автобиографию Новака (Michael Novak, Writing from Left to Right: My Journey from Liberal to Conservative.)

Сложно делать какое-то резюме, рецензию, отзыв: слишком много у меня с Новаком общего и схожего, хотя я не разделяю его позиции по ряду вопросов.  Непросто дать объективную оценку человеку, его мировоззренческой эволюции и заслугам, когда интуитивно ему симпатизируешь.

А вот симпатизирую я Новаку немало. И чем дальше, тем больше.

Жаль, что таких как он, и там, где он, остается все меньше и меньше. Радикализация «краев» партий и растущая пропасть между условными «левыми»\ «правыми» дает знать...

А книга – хорошее, легкое чтение. Есть немного известных – и не очень – анекдотов, самоироничного юмора, определенный пафос – которым я тоже отчасти страдаю.