Category: литература

color

Ферраро-Флорентский Собор и Уния

1) Моя работа по Флоренскому Собору и причинах относительного краха его Унии.
На английском...
2)
Для кулинарных рецептов создалась новая площадка.
Пока я перебрасываю свои старые записанные в ЖЖ и Фейсбуке рецепты туда и публикую новые, но если все пойдет как должно, ЖЖ вести не будет смысла…На сайте есть опция подписки на всем мои посты.
У кого есть интерес следить за моими кустарными попытками вяления – добро пожаловать на вышеуказанный сайт. По всему остальному – я на Фейсбуке под своим именем. Буду более чем рад Вас там видеть.
color

Харпер Ли

Дочитал вышедший на той неделе "Пойди, Поставь Сторожа" , приквел\начальный вариант "Убить Пересмешника."
Тут у нас ее упорно критикуют...
А мне новелла подошла...даже очень.
Она -- намного больше, чем о расовых проблемах Юга.
Вечные темы "отцы\дети", острое перо Харпер Ли, прекрасный хаос эпизодов.
Надеюсь, ее переведут скоро на русский.
Кто может -- читайте в оригинале.
Tags:
color

Колбасное

Отдельным постом выражаю признательность – с низким поклоном – досточтимому kogepan08 за столь немалую благосклонность.

Ссылка на «гостовский» «Справочник Технолога Колбасного Производства» 1993 г.и. превзошла мои ожидания. Это без преувеличений...

Пожалуй, впервые в жизни я нашел что-то положительное в плановой экономике...

В Штатах с децентрализацией производства федеральные стандарты по производству колбасных минимальные по сравнению с ГОСТом. Весь документ можно прочесть за пол-часа.   К тому же они вечно отстают от «действительности.» Регулирование в отдано к местным «органам,» устанавливающим правила. Так как у нас сейчас «взрыв» возвращения к вяленым продуктам с чаркутерией, масса ребят жалуются на плохую (или вообще ее отсутствие) осведомленность инспекторов. Плюс Штатовские стандарты пищевой безопасности намного туже европейских, что создает проблемы для вяленых продуктов. Плюс, в отличие от Евросоюза, урегулируется только безопасность продукта. С названиями воюют суды.  Т. е. в Штатах в супермаркетах продают «калабрийскую» салями, произведенную в Калифорнии и прочая.

Учебники, используемые в учеб.заведениях, не идут в сравнение с «совковым» вариантом по деталях и количеству информации.  Но богатство экспериментов, открывшийся поток книг от шефов,  обмен опытом – благодарность Святым за несколько саморегулируемых групп в Фейсбуке – и «всеведущая рука рынка» дают результат.

Забавно в очередной раз смотреть на мир с учетом плюсов и минусов «совка» и «загнивающего запада» чрез «колбасную» призму.

Разумеется, главный плюс для глубокоуважаемых читателей моих колбасных подвигов в том, что эта книга попала в мои руки – Ваше мученичество в попытках понять, что стоит за очередным термином,  произведеными из коверкания англо на русский лад...идет к концу. Правда, для меня дело долга -- продолжать издеватся на великим и могучим  русским языком. Как известно, американцам украинского происхождения (это как  сатанист, к тому же приходящийся внучатым племянником біснуватого Адольфа) это полагается вместо завтрака.


color

Приоритеты?

В этом году я не продолжил подписку на Нью-Йоркер. Недели две тому сосед принес номер от 12го Мая с материалом по Украине: Waiting for War by Keith Gessen. Зарисовка неплохая и добротно написана.

Автор  просиживал дни в каком-то кафе в центре Киева, служащем вдобавок как лавка поддержанных книг. Десятитомник Достоевского еще советского издания можно купить за 25 долларов.

Нам бы тут такие цены на книги...

Сравнивая стоимость мяса по моему колбасному хобби ( у нас пониже) или помня шок от цен, когда пару лет тому нужно было в центре Киева купить ремень – что это говорит о наших странах?

Кстати, когда украинцы сделают какой-то свой эквивалент Озона? Помню, забрел в магазин какого-то издательства на Грушевского – глаза разбежались от довольно добротно сделанных изданий. Но сколько с собой возьмешь в чемодан...
basic

Жизнь без Первой Поправки.

Запретный плод всегда был, есть, и будет сладок.
Запрещать Майн Кампф -- глупость по многим причинам...да и еще потому, что написана она...нудно и тупо.
Это не блестящая игрушка для восприимчивых неонацистов с униформой от Хьюго Босс.
Скорее -- свидетельство посредственности и ограниченности біснуватого Адольфа.
В Штатах Майн Кампф -- в свободной продаже.
P.S. Разумеется, в домашней библиотеке есть; читал; так и не понял, как ему даже тогда никто не смог хорошо ее отредактировать и как он смог на ней столько заработать.
basic

Edvard Radzinski, Alexander II: The Last Great Tsar.

Ездил на двухдневную конференцию. Сидя в отеле, дочитал начатую года два тому биографию Александра Второго от Эдуарда Рaдзинского.  Отметить хотелось бы ...все, но особенно послесловие. Язык – «вкусный». Перевод – корявый для тех, кто судит его по окончательному варианту в английском. Для меня – как находка. Интересно, увидев «корявую» фразу на английском переводить ее на русский и «слышать» знакомую фразу или идиому. Как в переводах Св.Писания – «дословный» (хотя такого не существует) перевод хорош для знающих язык оригинала.
Ну и иллюстрации лиц революционеров с Народной Воли, их фамилии, «революционные» цитаты эпохи Александра II – все до боли знакомое и вбиваемое когда-то на школьной скамье –  сплывает в памяти. А ведь нигде это «добро» не встречал после тех лет за школьной скамьей до 8го класса...
Не зная ничего об авторе ( и сознательно его «негугля»...а то описанный ниже образ, вероятно, распадется): создается впечатление со «встречей» с мастером слова и оборотов; умелого отобрать под одну обложку только то, что там нужно; циника из бывших идеалистов, сохранившего нотки «высоты» в грязи реалий; и – редкий нынче в моем словарном запасе «термин» -- мудрого человека.
Хорошая книга...
basic

Пелевин, «Чапаев и Пустота»

По великодушной и убедительной рекомендации karasu_akira и всех досточтимых друзей по ЖЖ, проглотил за три вечера роман. Интереснейший текст. Господину Огареву --  низкий поклон за то, что заставил меня за него взяться.
Все нижеприведенное – реакция, take on на «Чапаев и Пустота» обычного читателя-обывателя, к тому же живущего в отрыве от российских реалий. Рецензии даются литературными критиками; вино оценивают дегустаторы. Однако и литературный текст, и перебродивший виноградный сок в наши дни – продукт. Британский протестантизм и рынок (в их связи по параметрам яйцо-курица) сделали обывателя мерилом всех вещей.
Разумеется, к сожалению,
Но нынешний мировоззренческий modus operandi того, что мы все-еще условно называем Западом, позволяет профанам вроде Вашего Покорного Слуги считать само собой разумеющимся что они вправь оценивать то, к чему их нельзя подпускать на расстояние оружейного выстрела.
Чем мы и займемся.
Мне кажется, что жанр романа утилитарно выбран автором в качестве обвертки размышлениям\идеям\мыслям, представленный чрез шикарнейшие диалоги. «Чапаев и Пустота» -- сборник перворазрядник цитат, соединенных второразрядным текстом. Возможно, я не прав, но полагаю что автор – о котором я ничего не знаю – заполнил текст иронией,  самоиронией, и нотками откровенного стеба. Пелевин играет символами, как привыкший о обилию игрушек ребенок на песочнице. Его сюрреализм и символизм и забавен, и сложен. Мне тяжело судить о том, что представляет из себя среднестатистический русскоязычный читатель; однако, почему-то думается, что ему не так уж просто разобраться в символизме Пелевина и легкости, с которой он им играет. К примеру, в 8ой главе мне, наконец, дошло, что описываемое – Тайная Вечеря и Гефсиманский Сад только на эпизоде с петушиными криками. То же относится к просто шикарнейшей игрой слов и исторического багажа. Упоминаемый в той же 8ой главе «японский джип-амфибия «Харбор Пирл»» чего стоит. Это значит – в тексте осталось немало символов, которых я просто не способен заметить.
Роман, без сомнения, принадлежит эпохе постмодернизма, пик которого – без сомнения – прошел лет 15-6 тому. Но, с моей колокольни, постмодернизм Пелевина – модная обвертка, выбранная для «продвигания» аксиоматичных для автора идей. В этом и заключается слабость текста. Поставленный на пьедестал медиум релятивизма становится релятивным сам по себе. И вчера, и сегодня, и завтра, и паки. Думаю, через какое-то время книгу будут читать как «Идиот» Достоевского – ради монологов и диалогов князя Мышкина. Буддизм, гностицизм и Кастенада в «Чапаев и Пустота» - дань моды и\или авторского frame of references.
Из всего текста я бы выделил две темы. Первая – а)определение России; б) ее цикличного бытия. Вторая – бремя Адама. Сэмюэл Джонсон писал, что стремящийся  сделать себя зверем\животным делает это для того, чтобы избавится от боли being a man\быть человеком. То же относится к всем и вся стремлениям Чела Века приподнятся над мукой осознания того, чем\кем мы есть. К сожелению или счастью, ни «нижний», ни «верхний» подход не срабатывает. А когда и работает на какое-то время, его последствия учат нас с Вами не подражать нашедшим покой в скотском или «просвещенном» состоянии. За shortcut, «срезывание» мучительного пути человека длинной в жизнь платится немалая цена и векселя обязательно находят должников. Быть Человеком – это значит научится жить с мукой раздвоенности, мукой нашего бытия. Каждая страница текста наполнена этой болью и поискам ее снятия. Финал романа  -- духовно-психологическая (если не психиатрическая) фикция. Пелевин, изысканнейше отразив в зеркале «Чапаев и Пустота» экзистенциальную боль читателя, предлагает ему ложную надежду. Греки недаром оставили надежду на дне пандорового ларца : не разберешь, отнести ее к добродетелям или к бедам; от надежды иногда больше вреда, чем пользы. Как не крути, что не представляй,  но от себя не спрятаться в броневике будхисатвы.
Впрочем, в контрасте с превосходнейшим предыдущим текстом романа, его финал слишком прост, легок и предсказуемо непредсказуем. Это дарит мне возможность варианта, что окончание – еще одна ирония Пелевина, играющего со своим читателем. Если я ошибаюсь, мне тяжело представить, насколько мучительно быть Виктором Пелевиным...
 
  • Current Location: United States, Oklahoma, Tulsa
  • Current Music: Mahler - (Bernstein) - Sinfonia 2 - (II - III - IV - V) - Soloists - Choir - OF Nova York - Bernstein Ве
Tags:
color

Мать Тереза "Приди И Будь Моим Светом"

Книгу, разумеется, я заказал долго до ее (Mother Teresa. Come Be My Light. the Private Writings of the "Saint of Calcutta") появления на прилавках - последний раз такое со мной было с Клинтоновской "Моя Жизнь". Только что пришла. Сажусь читать.
  • Current Mood: determined determined
  • Current Music: Boys Air Choir - Requiem
Tags: