Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

color

Ферраро-Флорентский Собор и Уния

1) Моя работа по Флоренскому Собору и причинах относительного краха его Унии.
На английском...
2)
Для кулинарных рецептов создалась новая площадка.
Пока я перебрасываю свои старые записанные в ЖЖ и Фейсбуке рецепты туда и публикую новые, но если все пойдет как должно, ЖЖ вести не будет смысла…На сайте есть опция подписки на всем мои посты.
У кого есть интерес следить за моими кустарными попытками вяления – добро пожаловать на вышеуказанный сайт. По всему остальному – я на Фейсбуке под своим именем. Буду более чем рад Вас там видеть.
color

Пенаты


Слова – памятники. Наша терминология отзеркаливает изменения в обществе вследствие войн, кризисов и вечных перемен – единственной неизменной слагаемой нашей жизни. Всего 20 лет жизни в отрыве от естественной среды родного языка научили меня не изумляться от скорости, с которым он инкорпорирует новую терминологию и обороты. С другой стороны, в санскрите почти в каждом предложении попадаются знакомые «славянские» слова.

Наша речь имеет глубокую память. Правда, иногда этимологам приходится изрядно поработать, чтобы вскрыть пласты этой памяти. Слова, в конце концов, всегда определялись относительно концептуальных систем. Смена этих систем и категорий изменяла значение употребляемой ежедневно терминологии. Во второй половине прошлого столетия благодаря «О грамматологии» Дерриды и “Destruktion” Хайдеггера эта тема через стала центральной в философии и подарила нам головную боль практических последствий постмодернизма.

Эта смена значений хорошо иллюстрируется идиоматичными оборотами. То  ли в третьем, то ли в пятом классе советской школы нас учили, что «вернутся к своим пенатам» означает « вернуться домой».  Если во время урока мы не рисовали планы в голове по временной оккупации клубничной грядки соседа или операции по надписи антисоветчины на здании райкома партии – азм грешен есьмъ–  то должны помнить, что Пенаты – домашние боги древних Римлян, «отвечающие» за процветание семейства. От первого патриция до последнего плебея, у каждого в доме хранились их небольшие статуэтки и время от времени в очаг поступали объедки для богов. На тобі Боже, що мені не гоже – говорили в моих родных местах. Но, беря во внимание продолжительную гегемонию латинян и их оправдание любым потрясениям в обществе или военным поражениям гневом богов, Пенаты были скромными небожителями.  Неплохое, в принципе, отличие от наглых интерпретаций запросов от трансцендентного нынешних жрецов в рясах, костюмах да сутанах.

Возможно, эти непритязательные запросы Пенатов исходят от их истоков как опекунов кладовой. Более того, даже своим именем они обязаны этой сердцевине каждого римского дома. Penus  на латыни – кладовая. А что каждый римлянин хранил в кладовой, особенно до перемен около 200 до н. э? Оливковое масло, вино, и, разумеется, вяленое мясо и колбасу. Т.е. «вернуться к своим пенатам»  в нашем контексте означает  просто  «я соскучился за своей колбасой.»

Как дань древнему Риму, предлагаю свою версию колбасы, достойной имени Пенат. Конечно, она не достигает шевченкового « за шмат гнилої ковбаси у вас хоч матір попроси – то отдасте.»  Но если эта сырокопченая колбаса «Пенаты» дожидается меня дома, в командировке не задержусь…Зов чрева суть зов сердца.

Рецептура:

color

Сдаю Позиции

Well...Ваш покорный слуга наконец ступил на шаткий путь конформизма.
Приходит на память Мартин Лютер Кинг:
"There comes a time when the cup of endurance runs over, and men are no lnger willing to be plunged into the abyss of despair."
Пришло и мое время.
Разумеется, это все -- о charcuterie.
Вернее -- о копчении.
И холодным, и горячим способом.
Первое -- выписал из Новой Зеландии Smokai. Пришло, кстати, за три рабочих дня после заказа...
Я знаю и помню, что писал о таких устройствах...у них дым -- белый, смешанный с "слишком много воздуха." Для холодного копчения нужен "синий" дым. Просто...надоело. Годами коптил холодным способом на решеточном лабиринтном устройстве (все знают, о чем я...), потом -- паяльник в банке, когда нужно много дыма.
Опробовал устройство (копчу холодным способом в холодильнике) на тресках, опилках, и тому, что у нас называется bbq pellets (загуглите если что). Работает лучше всего на последнем. "Но" одно -- у меня работает лучше всего почти на полной подаче воздуха. При использовании одних pellets, хватает часов на 7. Трески с опилками (я их мешал...трески с пекана и яблони, опилки -- хиккори) -- около 4-5 часов.
Главный плюс -- работает как швейцарские часы и дает много дыма.
Для снижения температуры дама, добавил длинную трубу между устройством и холодильником. Пробовал даже обкладывать ее льдом для эксперимента.
Второе -- горячий способ.
Благодаря посту oregonez обратил внимание на Masterbuilt, который у нас продают во всех больших супермаркетах или "железных" магазинах. До этого проходил мимо...ну, не может хорошая вещь столько стоить....Все хотел найти бэушную махину для "всхода" теста и передалать ее в коптильню. Они герметичны и с хорошей теплоизоляцией, в размер среднего холодильника, часто -- из нержавейки. Смотрел уже, наверно, год. Но рабочие пользованные модели меньше долларов 600 не видел. Я бы с удовольствием взял сломанную и поставил новый источник "тепла" с термостатами и прочая, но не видел нигде по месту проживания. Не то, что я ездил и упорно искал, но...не попадалось.
Короче, просмотрел "Мастербилт", поспрашивал ребят, запросил у всеведущего Гугля и взял вчера модель на 40 in( 101 сантиметр высоты) на 20(соответственно 50 см) и 25 (63). Но главное -- она работает на 1200 ватт. Со всеми скидками (у нас пролетарский праздник завтра) и налогами обошлось в 253 доллара.
Для сравнения -- "ящик", контролирующий температуру продается за 245; нормальный источник тепла для коптильни -- около сотни.
Что будет получаться -- дам знать.
Судя по отзывам ребят -- работает хорошо.

color

Бывает...


Фото -- года 4 тому. Я закончил 6 месяцев CPE (Clinical Pastoral Education). В Штатах большинство "толковых" деноминаций перед ординарней требуют от семинаристов отработать интерном под клиническим руководством в качестве капеллана. Сегодня совершенно случайно столкнулся с стоящим в центре лютеранским епископом.
Поехали мы с супругой на местный турецкий фестиваль (прекрасно организован и "цивилизован", кстати...куда там местным грекам...) Сели с кофе за столик с знакомой парой из Казахстана. Подходит пожилой мужчина:
-- Можно присесть?
Мы, конечно, всегда рады, но заранее приношу извинения -- мы тут по-русски между собой... "Старичок" вежливо замахал руками -- он вырос в семье "русских немцев" и его родители везде на немецком говорили.
Через какое-то время перешли на английский...супруга с друзьями пошли покупать еду и турецкий кофе. Мы разговорились...его наследие "русских немцев", Украина, матушка-Россия...обычное дело. Интересный собеседник.
Минут где-то через 40, он между делом упоминает, что уехал когда-то с Оклахомы учится в семинарию.
-- Какой деноминации?
-- ELCA.
-- Да я Вас, Right Reverend, кажись знаю...
-- Теперь и я Вас узнаю!
У нас, разумеется, масса общих знакомых\друзей да и мимолетом мы "пересекались." При населения в графстве около миллиона для "либерального" клира это -- естественно. Так мы еще и "посидели" часа два. Кофе хороший, рядом под гитару и скрипку поют турецкие песни, и собеседник исключительный....
Мораль проста -- никогда не знаешь, что с тобой рядом может оказаться епископ...
Правда, это у нас они ведут себя как "нормальные люди"...
color

(no subject)

Наконец дочитал второй “The Wheel.”
Журнал – открытие для меня.
Не то, что в нем есть много нового.
Новое то, что это – православный журнал....
Лучшее в этом выпуске – материалы Christiphe d”Aloisio, Susan Arida (ее материал без намека на плагиат повторяет массу работ мейнлайновых либеральных протестантов на ту же тему), переписка от Robert Arida, и неожиданное для меня в православном контексте от Haralambos Ventis.
По моему невежеству, я не мог представить православного теолога «каноничной» юрисдикции с текстом а ля (в моем корявом переводе):
«...таинство Евхаристии служится в наиболее инклюзивном виде, утверждающем все расы, национальности, полы, социальные классы, возрасты и сексуальные ориентации.»
Или
«Вопросы антропологии ( т.е. человеческой сексуальности, включая гомосексуальность); роль женщины в церковном, семейном, и социальном контексте; таинство брака как что-то больше средства размножения; теория эволюции; концепция бесконечности в контексте расширяющейся вселенной; ответственность на каждом человеке за сбережение и заботу тварного – это некоторые табу для тех, кто делает мертвый идол из живого Предания.»
color

Война и Мир

Коллега на службе.
У нее отцу – чуть за 80. Мать – на пару лет моложе.
Мать – отдыхает в Италии.
Женились они поздно; разойтись – не вышло.
Оба принесли в брак финансы, карьеры, и совершенно не состыковывающиеся характеры.
Через время отец в шесть вечера начал «по звонку» браться за мартини, заглушая штатовский вариант нашей модели «Дружба.»
Когда знакомая была в 10ом классе, дело дошло до адвокатов. Подсчитав все и вся, родители решили, что им «выгоднее» существовать вместе.
-- Капиталовложения сложные, -- суммировал подростку отец.
Она брала и берет сторону отца. Но проделки педантичной матери над отцом, соседями, прихожанами в ооочень либеральной церкви, и несчастными получателями ее времени и дел добродетели (волонтерит много) моя коллега описывает с восторгом веселия и непременным добавлением горделивого определения матери как...самки Canis familiaris.
Когда развод практичных родителей не вышел, она «усыпала себя плачем.»
Трагедией оказался не развод, а его отсутствие....
Так они и живут.
Отец пьет свои коктейли каждый вечер, коллекционирует оружие, охотится да сидит на яхте (озера у нас большие). Недавно нашли рак, но, похоже, все обошлось.
Мать, уйдя на пенсию, подалась волонтерить или путешествовать.
-- Если бы кто видел улыбку на его лице, когда он выписывает чек! Это – отпуск обоим. Стоит каждого потраченного цента!
Интересно, что во всех своих военных действиях , они не делают друг другу подлости и мать полностью доверяет финансы отцу – увеличивать состояние для него больше хобби, чем необходимость.
У меня в Украине такая была тетка.
Воевали они с мужем всю долгую жизнь.
Жаловалась она на него по евангельском предписании о молитвах -- беспрестанно.
Он умер.
На следующий день стал Святым.
Никому ее убедить в обратном не было дано...
Пожила она еще пару лет и пошла к нему...
Рай, наверное, веселое место...
color

(no subject)

Читая «Инновация и Предание: Православный Взгляд» от Christophe d'Aloisio в “The Wheel” поперхнулся кофе, дойдя до:
«Вполне оправдано представить Православную Церковь как место, открытое к критическим предложениям и свободному богословскому диалогу.»
Что будем делать?
Разве что радоваться оптимизму и воображению отца Христофа...
В конце концов,
Безумству храбрых поем мы песню!
color

Адаптационное Оборудование

Свобода – власть выбирать собственные оковы.
Жан Жак Руссо

Временное безделье – обязательный атрибут работы госслужащего любого государственного строя. Я его заполняю чтением. Моя коллега Сэнди Колдвэлл – болтовней.  Ее муж уже второй год работает на  Ближнем Востоке. Получить Ph.D. оказалось проще, чем оплатить обучение на зарплату управляющего сетью общеобразовательных школ соседнего графства. Пришлось податься к арабам консультантом. Правда, иногда мне кажется, что он убежал в Дубай как раз от никогда не умолкающей Сэнди...
Детей у Сэнди нет. Зато есть лошади. Единственная дочь инженера, сколотившего состояние на продаже тяжелой техники, Сэнди могла себе позволить с детства роскошь --  конный спорт. В ее нынешней конюшне – три лошади, каждая из которых стоит больше моего дома. Сэнди за уже сорок, но спорт заставляет держаться в форме; килограмм лишнего веса делает разницу сравни нашим констубстантивациям с трансубстантивациями. Несмотря на неплохой кругозор и интересный круг знакомых, все разговоры с Сэнди неизменно ведут к лошадям.  Заговори о погоде – закончишь о грязи на арене.  Обзор местных или международных новостей плавно переходит в монолог о психологии скакунов.  Очередной секс-скандал у какого-то сенатора – хороший повод обговорить продолжение славной линии ее рысаков . Мои вечные «заезды» в историю – тут же появляется Буцефал. Упомяну я Путина – как же без него – Сэнди обязательно вспомнит его постановочное фото на кобыле.
Еще Сэнди богата рассказами из своих прежних карьер. У нее их было несколько. Получив бакалавриат по криминологии и закончив магистратуру по социологии, Сэнди лет пять лет возилась с заключенными и судами в пенитенциарной системе.  Когда надоело, прицепила револьвер и стала офицером на надзору условно осужденных или освобожденных раньше приговоренного срока. Сейчас Сэнди работает в руководстве следственных органов ювенальной юрисдикции.
Но больше всего Сэнди любит вспоминать несколько лет службы «адвокатом» категории населения, которую мы называем лицами с ограниченными интеллектуальными способностями. Когда-то их  называли идиотами – термин несправедливый и нелепый. У греков идиотом был человек, махнувший рукой на участие в управленческой жизни полиса. Т.е. по определению – человек умный, если не философ. Отожествление идиотизма с олигофренией также некорректно. Идиотизм –поправимое, но не исправляемое невежество. С идиотами я сталкиваюсь часто. Обычно их IQ намного выше 90. Да и среди «умственно отсталых» чаще увидишь проблеск носителя Образа Божия, чем у среднего чиновника или священника, не упоминая даже профессионального политика.
Лет 30 тому в Оклахоме прошла реформа. Очередной политик решил сделать себе карьеру на неотразимом: «эффективное использование средств налогоплательщиков». Все «дурки», конечно, не закроешь, но распустили все, что могли. Кого из пациентов отпустили под опеку родных, кого-то выгнали пополнять армию бездомных,  за кем-то приставили различные службы. Рай контрактников...Пациента нужно обучить жить самому, научить пользоваться почти не появляющимся у нас общественным транспортом,  помогать с составлением домашнего бюджета, возить за покупками.  В результате, разумеется, пришлось тратить намного больше средств по сравнении со старыми добрыми временами,  когда эту клиентуру держали в многоэтажных заведениях. Но кто помнит о пролитом масле...
Сэнди имела под своей опекой несколько десятков таких клиентов. Ее работа была проста – следить за тем, чтобы они получали «что положено». Что Сэнди с успехом и делала, гоняя в шею бездельников из контрактных агентств или жиреющих госслужащих.
Но тут появился Коннор.
Его умственные ограничения не были заметны по простому разговору.  Коннор приспособился к новой жизни и кое-как функционировал с помощью отведенной ему когорты специалистов. У парня просто было низкое IQ. Что, впрочем, не мешало Коннору иметь сразу по несколько подруг. И менять их как Сталин генералов.
Коннор не был красавцем – полноват, с рыжими, в состоянии перманентного конфликта с расческой волосами.  Голубые и немного выпуклые глаза смотрели на мир с смесью удивления и оптимизма. А оптимизма в Коннора хватило бы на батальон. К тому же что-то в нем было такое, что привлекало дам среднего возраста.
Коннор встречался раз в квартал с группой прикрепленных к нему специалистов. По его настоянию, рабочая встреча всегда назначалась в каком-то ресторанчике, куда Коннора подвозили – сам водительских прав он не имел. За время, проведенное в заведении, Коннор неизменно успевал заполучить несколько номеров телефонов от благосклонных дам.
Этого, правда, было мало. Коннор с парой таких же ребят благословляли своим патронажем находящийся недалеко от их апартаментов стриптиз-клуб. Добросовестной Сэнди пришлось настраивать отношения с хозяином этого досточтимого заведения – нужно же убедиться, что трудящиеся в поте лица леди не слишком оббирают Коннора.
Этого тоже оказалось недостаточно. Буйная сексуальная энергия Коннора рвалась к новым подвигам. Вернее, к и временному устранению вечной проблемы здорового организма...
Ничтоже сумняшеся, Коннор затребовал искусственную вагину. Деньги – не проблема. На выделяемое месячное пособие особенно не попируешь, но, господа, приоритеты!
Проблема была в одном – этот девайс нужно или приобрести кому-то из «смотрящих» Коннора, или везти его в секс-шоп. Где ты был, интернет?  И тут дело зашло в тупик. Обязанности персонального шофера Коннора выпало исполнять социальному роботнику со звонким именем Принцесса. В четырех из пяти случаев такое имя принадлежит Афро-Американке. Принцесса оказалась добротной прихожанкой исторической «черной» баптистской общины.
--- Я!?  Я повезу этого извращенца в то богохульное заведение?! Дождетесь!
Так закончился первый телефонный разговор между Сэнди и Принцессой на эту деликатную тему.
Следующая беседа состоялась в кабинете менеджера Прицессы. Менеджером оказалась тридцатилетней  дамой либеральных взглядов. На стене – портрет Элеоноры Рузвельт; в голове – каша беспорядочно подобранных в колледже идей. Она к тому же была быстро сражена эпидемией госслужащих низшего звена женского пола – за пару лет работы на дядю Сэма превратилась из стройной, миловидной девушки в обрюзгшее существо непонятной гендерной аффилиации.  Одета в что-то среднее между пижамой и спальным мешком, менеджер выслушала Сэнди, но заявила, что ничем не может помочь:
-- Как хорошо образованный, свободомыслящий современный человек, разумеется, я разделяю проблему Коннора.
Не заметив каким путем это «разделяю» появилось в ее речи и запнувшись на секунду из-за такой уж слишком откровенной оговорки по Фрейду, она продолжала:
-- Но я так же не могу насиловать религиозно-этический выбор моей сотрудницы. В конце-концов, у нее тоже есть права...
К ее чести, супер все-таки вызвала Принцессу в кабинет и заискивающе попыталась уговорить последнюю лекцией о сострадании и вхождении в положение обделенного Творцом или эволюцией Коннора.  Она, похоже, действительно хорошо Collapse )
color

Я Бачив Дивний Сон

Проснулся раньше обычного.
Взбудоражил мозги такой себе добротно-положительный кошмар. Правда, может ли кошмар радовать? Мазохизм какой-то...
У клира свои кошмары. Кому снится, что Св. Петр открыл решение филиокве,  он попал на аудиенцию к Франциску с Варфоломеем, а эти ребята записывают его в самозванцы и, наглецы, в еретики;  кому -- вышел за кафедру, а рот не открывается; кому – Дары уронил; кому – епископ\старший пресвитер ругает перед всем приходом;  кому, некурящему --  посреди проповеди о вреде курения у него из кармана выпадает непонятно как там оказавшаяся зажигалка; кому – что ему, счастливчику,  перестарались сниться кошмары.  Одному знакомому Афро-Американскому баптистскому пастору постоянно снится, что он идет к кафедре, а – пардон – ширинка расстегнута. Правда, иногда во сне он видит себя в ликеро-водочном магазине с полной тележкой виски, а в двери заходит бабуля, неофициально командующая конгрегацией.  Как он не старается спрятаться, пред ним никого нет – только всегда меняющийся взгляд бабули. В нем – то удивление, то испуг, то презрение, а то  одинаковое для всех языков и народов выражение -- «поймала тебя, паразита! ...знала ведь...». Этот сон я понимаю – мы с этим пастором не раз проводили богословские диспуты за добротным виски на льду. Ну не  любит он бурбон, что поделаешь... Но вот что бы Фрейд сказал о кошмаре с расстегнутым элементом брюк – не знаю...
Мне же сегодня привиделось диво дивное. Оказался я в какой-то «русской» харизматично-пятидесятнической церкви. Барабаны бьют, народ ликует (читай – вопит), какая-то дама среднего возраста заставляет всех по-одиночке петь куплет «хвалы.» Как я там оказался – не помню. Кажись, гостевал у кого-то где-то в Штатах....
Зовут меня за кафедру: «брат – гость.» Дело обычное.
И тут во сне  включаются мозги...Все остальное помню отчетливо.  Надо выходить из ситуации. В конце концов, в «реальной» жизни я уже лет пять минимум не проповедовал на русском...
Включаем импровизацию. Оцениваем ситуацию. Подбираем тему из варианта возможных. Создаем виртуальный чек-лист.
Служение – на русском. Народ – явно южно-украинский. Чек!
Одежда – непарадна. Мужчины – кто в пиджаках, кто в непростительных безрукавных рубахах. Быстро снимаю свой галстук. Тут не осудят, если левая рука иногда окажется в кармане своих брюк : есть такое...супруга иногда ругает, а я давно примирился с собой, что если в армии не отучили – и так проживу.   Чек!
Забудь – « досточтимые прихожане», это – « дорогие братья и сестры». Быстро перестраивать лингво на старый лад. И не вздумать перекреститься перед началом проповеди! Чек!
Запудрить по началу мозги – публично откланяться местному пастору, похвалить архитектуру, пение и музыку, но заметить между делом, что на парковке кто-то воевал за лучшее место. После этого уже можно говорить что угодно – простят. Чек!
А вот и тема подходящая – терпение.  Чек!
Вперед, за орденами!
Пошло-поехало...
Где-то к середине проповеди, когда я вошел в раж, мне дошло, что я уже давно проснулся...
А хорошо-то как выходило...
Пойди разбери, что это все значит...